СЕМИОТИКА, наука о знаках. Семиотика появилась в начале 20 в. и с самого начала представляла собой метанауку, особого рода надстройку над целым рядом наук, оперирующих понятием знака. Несмотря на формальную институционализацию семиотики (существуют семиотическая ассоциация, журналы, регулярно проводятся конференции и т.д.), статус ее как единой науки до сих пор остается дискуссионным. Так, интересы семиотики распространяются на человеческую коммуникацию (в том числе при помощи естественного языка), общение животных, информационные и социальные процессы, функционирование и развитие культуры, все виды искусства (включая художественную литературу), метаболизм и многое другое.

Идея создания науки о знаках возникла почти одновременно и независимо у нескольких ученых. Основателем семиотики считается американский логик, философ и естествоиспытатель Ч.Пирс (1839–1914), который и предложил ее название. Пирс дал определение знака, первоначальную классификацию знаков (индексы, иконы, символы), установил задачи и рамки новой науки.


миотические идеи Пирса, изложенные в очень нетрадиционной и тяжелой для восприятия форме, да к тому же в далеких от круга чтения ученых-гуманитариев изданиях, получили известность лишь в 1930-х годах, когда их развил в своем фундаментальном труде другой американский философ – Ч.Моррис, который, кроме всего прочего, определил и структуру самой семиотики. Дальнейшее развитие подход Пирса получил в работах таких логиков и философов, как Р.Карнап, А.Тарский и др.

Несколько позднее швейцарский лингвист Ф. де Соссюр (1857–1913) сформулировал основы семиологии, или науки о знаках. Знаменитый Курс общей лингвистики (курс лекций) был издан его учениками уже после смерти ученого в 1916. Термин «семиология» и сейчас используется в некоторых традициях (прежде всего французской) как синоним семиотики.

В 1923 немецкий философ Э.Кассирер опубликовал трехтомный труд, посвященный философии символических форм.

Несмотря на общую идею необходимости создания науки о знаках, представления о ее сущности (в частности у Пирса и Соссюра) значительно различались. Пирс представлял ее как «универсальную алгебру отношений», т.е. скорее как раздел математики. Соссюр же говорил о семиологии как науке психологической, некоторой надстройке прежде всего над гуманитарными науками.

В основе семиотики лежит понятие знака, понимаемого по-разному в различных традициях. В логико-философской традиции, восходящей к Ч.Моррису и Р.Карнапу, знак понимается как некий материальный носитель, представляющий другую сущность (в частном, но наиболее важном случае – информацию).


лингвистической традиции, восходящей к Ф. де Соссюру и позднейшим работам Л.Ельмслева, знаком называется двусторонняя сущность. В этом случае вслед за Соссюром материальный носитель называется означающим, а то, что он представляет, – означаемым знака. Синонимом «означающего» являются термины «форма» и «план выражения», а в качестве синонимов «означаемого» используются также термины «содержание», «план содержания», «значение» и иногда «смысл».

Другое ключевое понятие семиотики – знаковый процесс, или семиозис. Семиозис определяется как некая ситуация, включающая определенный набор компонентов. В основе семиозиса лежит намерение лица А передать лицу Б сообщение В. Лицо А называется отправителем сообщения, лицо Б – его получателем, или адресатом. Отправитель выбирает среду Г (или канал связи), по которой будет передаваться сообщение, и код Д. Код Д, в частности, задает соответствие означаемых и означающих, т.е. задает набор знаков. Код должен быть выбран таким образом, чтобы с помощью соответствующих означающих можно было составить требуемое сообщение. Должны также подходить друг к другу среда и означающие кода. Код должен быть известен получателю, а среда и означающие должны быть доступны его восприятию. Таким образом, воспринимая означающие, посланные отправителем, получатель с помощью кода переводит их в означаемые и тем самым принимает сообщение.


Частным случаем семиозиса является речевое общение (или речевой акт), а частным случаем кода – естественный язык. Тогда отправитель называется говорящим, получатель – слушающим, или также адресатом, а знаки – языковыми знаками. Код (и язык в том числе) представляет собой систему, которая включает структуру знаков и правила ее функционирования. Структура, в свою очередь, состоит из самих знаков и отношений между ними (иногда говорят также о правилах комбинирования).

Семиотика разделяется на три основных области: синтактику (или синтаксис), семантику и прагматику. Синтактика изучает отношения между знаками и их составляющими (речь идет в первую очередь об означающих). Семантика изучает отношение между означающим и означаемым. Прагматика изучает отношение между знаком и его пользователями.

Результаты семиотических исследований демонстрируют параллелизм семантики языка и других знаковых систем. Однако, поскольку естественный язык является наиболее сложной, мощной и универсальной знаковой системой, непосредственное перенесение семиотических методов в лингвистику малоэффективно. Скорее наоборот, методы лингвистики, и в том числе лингвистической семантики, активно влияли и влияют на развитие семиотики. Можно сказать, что логически семиотика по отношению к лингвистике является объемлющей дисциплиной, но исторически она сформировалась как результат обобщения знаний об устройстве и организационировании естественного языка на знаковые системы произвольной природы. Тем не менее в лингвистике 20 в. семиотический подход в целом и основные семиотические понятия, такие, как «знак», «коммуникация» и «семиозис», сыграли огромную роль.


В 20 в. семиотика развивалась в очень разных направлениях. В американской семиотике объектом изучения стали различные невербальные символьные системы, например жесты или языки животных. В Европе, напротив, первоначально главенствовала традиция, восходящая к Соссюру. Семиотику развивали прежде всего лингвисты – Л.Ельмслев, С.О.Карцевский, Н.С.Трубецкой, Р.О.Якобсон и др. – и литературоведы – В.Я.Пропп, Ю.Н.Тынянов, Б.М.Эйхенбаум и др. Лингвистические методы переносились и на другие области. Так, Я.Мукаржовский использовал методы, разработанные в Пражском лингвистическом кружке, для анализа искусства как знакового феномена. Позднее структурные методы для анализа социальных и культурных явлений использовали французские и итальянские структуралисты Р.Барт, А.Греймас, К.Леви-Стросс, У.Эко и др.

В СССР взаимодействовали два основных семиотических центра: в Москве (Вяч.Вс.Иванов, В.Н.Топоров, В.А.Успенский и др.) и Тарту (Ю.М.Лотман, Б.М.Гаспаров и др.). В то же время с большим основанием говорят о единой Московско-Тартуской (или Тартуско-Московской) школе семиотики, объединившей исследователей на основе как содержательных, так и организационных принципов.

Первым крупным семиотическим мероприятием в СССР стал Симпозиум по структурному изучению знаковых систем. Он был организован совместно Институтом славяноведения и балканистики АН СССР и Советом по кибернетике в 1962.


программу симпозиума входили следующие секции: 1) естественный язык как знаковая система; 2) знаковые системы письма и дешифровка; 3) неязыковые системы коммуникации; 4) искусственные языки; 5) моделирующие семиотические системы; 6) искусство как семиотическая система; 7) структурное и математическое изучение литературных произведений. На симпозиуме были сделаны доклады по машинному переводу, лингвистической и логической семиотике, семиотике искусства, мифологии, невербальным системам коммуникации, ритуалу и пр. Первое заседание открыл А.И.Берг. В симпозиуме участвовали П.Г.Богатырев, А.К.Жолковский, А.А.Зализняк, Вяч.Вс.Иванов, Ю.С.Мартемьянов, Т.М.Николаева, Е.В.Падучева, А.М.Пятигорский, И.И.Ревзин, В.Ю.Розенцвейг, Б.В.Сухотин, В.Н.Топоров, Б.А.Успенский, Т.В.Цивьян и др.

В это время возник термин «вторичные моделирующие системы». Язык понимался как первичная знаковая система, надстроенные же над ним знаковые системы рассматривались как вторичные. Термин был предложен В.А.Успенским, в частности с целью избежать частого употребления термина «семиотика», поскольку он вызывал неприятие со стороны официальной идеологии.

В Тарту центром семиотики стала кафедра русской литературы, на которой работали М.Ю.Лотман, З.Г.Минц, И.А.Чернов и др. В 1964 здесь вышел первый сборник Трудов по знаковым системам, и в этом же году состоялась первая Летняя школа по вторичным знаковым системам, объединившая два центра, а также ученых из других городов. В течение десяти лет было проведено пять Летних школ. Школы в 1964, 1966 и 1968 прошли в Кяэрику на спортивной базе Тартуского университета, школы в 1970 и 1974 году – в Тарту, причем последняя официально называлась Всесоюзным симпозиумом по вторичным моделирующим системам. Значительно позднее – в 1986 – состоялась еще одна, последняя школа. Во второй Летней школе (1966) принимал участие Р.О.Якобсон.


В рамках Московско-Тартуской школы семиотики объединились две традиции: московская лингвистическая и ленинградская литературоведческая, поскольку именно к последней принадлежали Ю.М.Лотман и З.Г.Минц.

В основе московской лингвистической традиции лежали методы структурной лингвистики, кибернетики и информатики (в частности, поэтому одним из основных стало понятие вторичной моделирующей системы). Для Ю.М.Лотмана ключевым стало понятие текста (прежде всего художественного), которое он распространил на описание культуры в целом.

Для начального этапа работы Московско-Тартуской школы было характерно чрезвычайное разнообразие охватываемой тематики, при этом было широко представлено исследование «простых» систем: дорожных знаков, карточных игр, гаданий и т.д. Постепенно, однако, интересы членов школы сместились к «сложным» знаковым системам: мифологии, фольклору, литературе и искусству. Основной понятийной категорией, используемой в этих исследованиях, был текст. К семиотическому анализу текстов в самом широком смысле слова относятся, например, исследования основного мифа (Вяч.Вс.Иванов, В.Н.Топоров), фольклорных и авторских текстов (М.И.Лекомцева, Т.М.Николаева, Т.В.Цивьян и др.). Другое направление, связанное с этим понятием, представлено в работах М.Ю.Лотмана. В этом случае речь идет о тексте культуры, а само понятие культуры становится центральным, фактически вытесняя понятие языка.


Культура понимается как знаковая система, по существу являющаяся посредником между человеком и окружающим миром. Она выполняет функцию отбора и структурирования информации о внешнем мире. Соответственно, различные культуры могут по-разному производить такой отбор и структурирование.

В современной российской семиотике преобладает именно эта традиция, однако с активным использованием лингвистических методов. Так, можно говорить о семиотике истории и культуры, основанной на лингвистических принципах (Т.М.Николаева, Ю.С.Степанов, Н.И.Толстой, В.Н.Топоров, Б.А.Успенский и др.).

Особый интерес представляют рефлексия по поводу Московско-Тартуской семиотической школы и осмысление ее как особого культурного и даже семиотического феномена. Основная масса публикаций (в том числе чисто мемуарного характера) приходится на конец 1980-х и 1990-е годы. Среди различных описаний и интерпретаций Московско-Тартуской школы можно выделить статью Б.А.Успенского К проблеме генезиса Тартуско-московской семиотической школы (впервые опубликована в Трудах по знаковым системам в 1987), основные положения которой, по-видимому, общепризнаны.


иболее же дискуссионной оказалась статья Б.М.Гаспарова Тартуская школа 1960-х годов как семиотический феномен. Она была впервые опубликована в Wiener Slawistischer Almanach в 1989 и вызвала целый ряд откликов. Гаспаров рассматривает школу как целостное явление (он практически не упоминает имен), для которого характерна западническая ориентация, герметизм, эзотеризм и подчеркнутая усложненность языка, утопизм, своего рода внутренняя культурная эмиграция из советского идеологического пространства.

www.krugosvet.ru

Завершив два сезона рубрики «Просто о сложном», «Теории и практики» решили перейти от понятий эмпирических к вещам более теоретическим и начать объяснять смысл часто употребляемых выражений, которые зачастую используются в разговорной речи в абсолютно неправильном значении. В первом выпуске новой рубрики — рассказ о том, как при помощи семиотики разобраться в знаках и приготовиться к контакту с инопланетными цивилизациями, обезьянами, муравьями и пчелами.

Семиотика уже полвека избавляет многих филологов и историков от комплекса неполноценности, предоставляя в их распоряжение наукоемкий аппарат и понятные только посвященному формулы. Предмет изучения семиотики — знаки и знаковые системы. Она может объяснить, например, почему мы смотрим порно. Ведь зритель порнографического фильма наблюдает всего лишь изображения на экране — иконические знаки человеческих тел и их движений. Но эти картинки совпадают по форме с настоящими телами и потому имеют то же означаемое, то есть вызывают в нашем сознании и психике один и тот же образ. А образ, в свою очередь, вызывает физиологические реакции.


Самая очевидная знаковая система — язык, на котором говорят люди. В семиотике его называют естественным, отличая от искусственных знаковых систем, таких как язык жестов, химическая символика, математические языки и языки программирования, азбука Морзе, знаки дорожного движения, знаки отличия военной формы и так далее. Семиотика не только описывает такие языки, но и участвует в их разработке — например, в программировании и создании систем машинного и автоматизированного перевода.

Современное понимание знака и знаковой системы зародилось в структурной лингвистике. Ее основатель женевский профессор Фердинанд де Соссюр в начале XX века сформулировал теорию знака, состоящего из означающего (акустического образа слова в нашем сознании) и означаемого-идеи, которая в данном языке этим словом передается. Соссюр мечтал о дисциплине, которая объединит лингвистику и общественные науки и будет рассматривать обряды, модели поведения и другие общественные институты как знаковые системы. Он назвал ее sémiologie — и во французской традиции закрепилось это название, тогда как русская следует за англоязычным термином semiotics. Оба слова происходят от греческого sēmeĩon — знак.


Идеи Соссюра воплотило в жизнь следующие поколение исследователей, увлеченное идеей уравнять гуманитарные науки с точными. Первым был французский этнолог Клод Леви-Стросс. Философ по образованию, он был недоволен своей специальностью и согласился на авантюрное для того времени предложение — преподавать в университете Сан-Паулу в Бразилии. Настоящей его целью были экспедиции к индейским племенам. По итогам работы в Бразилии 1955 году Леви-Стросс опубликовал свой знаменитый травелог «Печальные тропики». В нем впервые методы структурной лингвистики используются при анализе примитивных обществ. Например, автор описал связь между общественной организацией и территориальным делением поселений племени бороро. В следующих исследованиях Леви-Стросс показал, что важнейшие социальные установления первобытных племен (правила браков, системы родства, ритуалы, мифы) функционируют как языки.

За работами Леви-Строссом последовал ряд блестящих теоретических изысканий — в первую очередь, в математической логике и математической лингвистике. Рамки семиотики расширялись, она стала применяться к анализу всех областей культуры. Возникает семиотический подход в изучении кино, фотографии, литературы, фольклора, моды, рекламы. К концу 60-х в Европе образовались две школы семиотики — французская и советская. Поскольку в СССР новую дисциплину клеймили за формализм и отступление от марксистской методологии, ее развитие проходило в основном на периферии, в относительно либеральной атмосфере эстонского университетского центра Тарту.

Знаменитый советский филолог Юрий Лотман, разрабатывая семиотику поведения, создал ряд выдающихся трудов по русской культуре ХVIII-ХIХ веков. Он выяснил, что введенная Петром I система орденов заменила прежние типы царских наград. Именно благодаря тому, что общественная жизнь регулировалась знаковыми системами, стала возможной замена награды-вещи (земельного надела или ценного подарка), имевшей значительную материальную ценность, на награду-знак, ценность которой перемещается с означающего (материального предмета, здесь — орденского креста или звезды) на означаемое (признание личных заслуг).

Французский философ-постструктуралист Ролан Барт, с марксистских позиций презрительно относившийся к буржуазной массовой культуре, применил семиотику к анализу ее стереотипов, клише и мифов. Он выявил механизмы, на которых основана популярность широкого круга явлений: от астрологии до велогонки «Тур де Франс», от стриптиза до НЛО.

История искусственных языков началась с попыток придумать универсальный язык для людей. Результат одной из таких попыток — язык эсперанто — и сейчас в ходу. Однако так или иначе основой этих языков были живые европейские языки. Ханс Фройденталь решил создать язык, понятный для существ, не имеющих с нами ничего общего, кроме разума. Дело происходило в те годы, когда все были взволнованы запуском первого спутника и первой попыткой Дрейка принять сигналы внеземных цивилизаций.

Что касается инопланетян, то в образе последних Барт видел излишнее сходство с людьми, выражение вечного мифа о двойнике, и раздраженно писал: «Одной из постоянных черт всякой мелкобуржуазной мифологии является неспособность представить себе Иное».

Но не все разделяли скепсис Барта, у многих ученых существование разумной жизни вне Земли не вызывало сомнений. Характерные заголовки, например, можно встретить в сборнике статей «Будущее науки» от 1966 года: «На повестке дня — лунные лаборатории»; «Космическое общение — задача кибернетики». С этой точки зрения, самой актуальной для гуманитарных наук задачей было конструирование языка для межпланетных коммуникаций, и здесь было не обойтись без семиотики. Таким языком стал Линкос — разработанный голландским ученым Гансом Фройденталем. Вышедшая в 1960 книга Фройденталя «Линкос. Построение языка для космического общения» сразу была признана всем мировым научным сообществом.

В наши дни активно развивается биосемиотика, которая показала, что вне зависимости от вопроса о существовании языка животных, их поведение, основанное на инстинктах, функционирует наподобие знаковой системы. На это указывает описанная советским семиологом Жинкиным звуковая система связи у обезьян, а также широко известные системы «танцев» у пчел или «язык» муравьев.

Как говорить

theoryandpractice.ru

Семиотика – это наука о символах.

Она появилась в начале XX в. и с самого начала была метанаукой, особого рода надстройка над целым рядом наук, оперирующих понятием знака. Интересы семиотики распространяются на человеческую коммуникацию, общение животных, информационные и социальные процессы, функционирование и развитие культуры, все виды искусства (включая художественную литературу) и многое другое.

Идея создания науки о знаках возникла почти одновременно и независимо у нескольких ученых. Основателем семиотики считается американский логик, философ и естествоиспытатель Ч. Пирс (1839—1914 гг.), который и предложил ее название. Ч. Пирс дал определение знака, классификацию знаков (индексы, иконы, символы), становил задачи и рамки новой науки.

Эта классификация основана на типологии соотношения формы содержания.

Так, иконами (или иконическими знаками) называются шеи, чьи форма и содержание сходны качественно или структурно.

Индексами (или индексальными знаками) называются знаки, чьи форма и содержание смежны в пространстве или во времени.

Символами (или символическими знаками) называют знаки, для которых связь между формой и содержанием устанавливается произвольно, по соглашению, касающемуся именно данного знака.

Несмотря на общую идею необходимости создания науки о знаках, представления о ее сущности значительно различались; мер, Ч. Пирс представлял ее как «универсальную алгебру знаний», т.е. скорее как раздел математики. Соссюр же говорил о семиологии как науке психологической, некоторой надстройке, всего, над гуманитарными науками.

Семиотика разделяется на три основных области: синтактику (или синтаксис), семантику и прагматику.

Синтактика изучает отношения между знаками и их составляющими (речь идет в первую очередь об означающих). Семантика изучает отношение между означающим и означаемым. Прагматика изучает отношение между знаком и его пользователями.

Другое ключевое понятие семиотики — знаковый процесс, или семиозис. Семиозис определяется как некая ситуация, включающая определенный набор компонентов. В основе семиозиса лежит намерение лица А передать лицу Б сообщение В. Лицо А называется отправителем сообщения, лицо Б – его получателем, или адресатом. Отправитель выбирает среду Г (или канал связи), по которой будет передаваться сообщение и код Д.

Код Д, в частности, задает соответствие означаемых и означающих, т.е. задает набор знаков. Код должен быть выбран таким образом, чтобы с помощью соответствующих означающих можно было составить требуемое сообщение. Должны также подходить друг к другу среда и означающие кода. Код должен быть известен получателю, а среда и означающие должны быть доступны его восприятию.

Таким образом, воспринимая означающие, посланные отправителем, получатель с помощью кода переводит их в означаемые и тем самым принимает сообщение. Частным случаем семиозиса является речевое общение (или речевой акт), а частным случаем кода — естественный язык. Тогда отправитель называется говорящим, получатель — слушающим, или также адресатом, а знаки — языковыми знаками. Код (и язык в том числе) представляет собой систему, которая включает структуру знаков и правила ее функционирования. Структура, в свою очередь, состоит из самих знаков и отношений между ними (иногда говорят также о правилах комбинирования).

Фактически, знак имеет две стороны, которые невозможно отделить друг от друга. Одна сторона — это то, что знак обозначает (означаемое, содержание), а вторая — это то, чем он обозначен (означающее, форма). Товар также является знаком. Его форма — это то, что может быть воспринято органами чувств (вкус, цвет, запах, размер, вес и т.п.), а к содержанию относятся все те признаки (сигнификаты), которые важны для данного товара (функция, назначение, цена, свидетельства качества, впечатление от товара и т.п.).

Товар имеет форму и содержание, а что же мы покупаем в магазине? Конкретный предмет — это и есть тот третий элемент, который наряду с формой и содержанием образует семиотический треугольник: денотат (предмет) — означающее — означаемое.

В семиотике различают денотативное и конотативное значений предмета.

Предметно-понятийное, или денотативное, значение по основным, оно определяет множество всех реальных предметов, которые могут обозначаться тем или иным знаком. Например, все предметы, предназначенные для чистки зубов с помощью зубной пасты, именуются зубными щетками. Денотатом понятия пакет апельсинового сока является множество разнообразных пакетов содержащих непрозрачную жидкость оранжевого цвета определенной консистенции со специфическим вкусом.

Конотативное значение, являясь ассоциативно-образным, эмоциональным, оценочным или ценностным, дополняет денотативное содержание. Приведем пример: фразы «Наши пальчики устали» и «У меня лапа отваливается» описывают одно и то же физиологическое состояние, связанное с мышечным перенапряжением кисти. В обоих случаях выражение содержит различное эмоциональное отношение говорящего к этому явлению.

Читайте также: Психология рекламы.

www.berdof.com

Наиме­но­ва­ние: Семиотика (греческое слово: σημειωτική; образовано от греческого слова: σημεἱον — знак).
Опреде­ле­ние: Семиотика, или семиология — это междисциплинарная область исследований, в рамках которой изучаются знаки и знаковые системы, хранящие и передающие информацию.
Текст: Авторы: В. К. Финн. Г. Б. Гутнер. А. Р. Усманова. Подготовка элект­рон­ной публи­ка­ции и общая редакция: Центр гумани­тарных техно­логий. Инфор­ма­ция на этой стра­нице пери­оди­чески обнов­ля­ется. Послед­няя редакция: 25.08.2018.

Семиотика, или семиология — это междисциплинарная область исследований, в рамках которой изучаются знаки (см. Знак) и знаковые системы, хранящие и передающие информацию.

В поле зрения семиотики находятся разнообразные знаковые системы, в частности: естественные (разговорные) и искусственные (формальные) языки, системы предложений научных теорий, системы сигнализации в обществе и природе, системы состояний, входных и выходных сигналов различных машин и автоматов, программы и алгоритмы для них и языки-посредники для «общения» с ними человека и многие другие. В качестве знаковых систем можно также рассматривать искусственные языки (в том числе «язык» научной теории, «языки» «языки» изобразительных искусств, кино, театра, музыки), различные типы визуальных знаковых систем (от дорожных знаков до живописи), а также любые сложные системы управления, рассматриваемые с позиций кибернетики: машины, приборы и их схемы, живые организмы, их подсистемы (например, центральная нервная система), производственные и социальные объединения и общество в целом. В рамках семиотики как единого комплексного направления возможна интерпретация указанных сложных систем как систем знаков, могущих в принципе служить для выражения некоторого содержания, причём совместное рассмотрение чрезвычайно разнообразных знаковых систем оправдывается аналогиями в их строении (и принципах функционирования), выражающимися такими отношениями, как изоморфизм и гомоморфизм.

Семиотика как научная теория начала развиваться в конце XIX века, однако постепенно у неё обнаруживаются всё более глубокие корни в учениях Аристотеля, Филона Александрийского, стоиков, Августина Блаженного, в логических учениях схоластики, в философии Т. Гоббса, Дж. Локка и других. Семиотический подход к изучению знаковых систем по существу проявился в логико-математических работах Г. В. Лейбница в конце XVII века, предвосхитившего своей концепцией «универсального исчисления» принципы математической логики (см. Логика математическая) и собственно семиотики. Идея особой науки о знаках возникла в конце XIX века в связи с необходимостью более тщательной разработки понятия знака, возникшей одновременно в лингвистике, логике (см. Логика), математике и естествознании. В этот период первые попытки создания такой науки были предприняты Ф. де Соссюром и Ч. Пирсом (независимо друг от друга). Ф. де Соссюр рассматривал естественные языки как знаковые системы, разрабатывая теорию значения знаков в рамках научной дисциплины, названной им семиологией. Он мыслил «семиологию» как науку, «изучающую жизнь знаков внутри жизни общества», в которую лингвистика должна входить как составная часть.

Основные принципы семиотики были сформулированы в явном виде Ч. Пирсом, который стремился к созданию логики науки, объясняющей процесс приобретения научных знаний, репрезентирующих реальность. Он же ввёл сам термин «семиотика» для обозначения науки о знаковых системах (впрочем, некоторые, преимущественно французские авторы, предпочитают и сейчас пользоваться соссюровским термином «семиология»). Он также выделил параметры семиотического функционирования — репрезентант, интерпретант, референт (так называемая «триадическая природа знака»), дал первую классификацию знаков (иконический знак — индекс — символ), исследовал процесс функционирования знака — семиозис. Далее подходы к изучению знаковых систем в рамках семиотики семиотики были развиты в работах Г. Фреге, Ч. Морриса, Р. Карнапа, А. Тарского, Т. Себеока, У. Эко и других исследователей.

В настоящее время семиотика представляет собой довольно развитую теорию, методы которой позволяют анализировать разнообразные сферы человеческой деятельности. Вместе с тем, едва ли приходится говорить о существовании единой науки о знаковых системах. Семиотика, скорее, представляет собой исследовательскую парадигму или методологию анализа познавательной деятельности, связанную с весьма широким спектром научных исследований как в естествознании, так и в гуманитарных науках. Границы семиотики подвижны, она является пограничной дисциплиной и объединяет различные подходы.

Распространение семиотических принципов в теории познания связано с пристальным вниманием к языку вообще, а в частности — с анализом языка науки в различных философских направлениях XX века. В этом смысле можно говорить о семиотической парадигме теории познания, согласно которой объект познания доступен человеку только благодаря знаковому опосредованию. Невозможно мыслить о реальности, не прибегая при этом к знакам. Познание поэтому необходимо связано с процессом продуцирования и интерпретации знаков, а знание существует только в знаковой форме. Представление систем знаков и знаковой деятельности в качестве основания познания отодвигает на второй план (или исключает вообще) подходы, связанные с рассмотрением таких способностей, как интуиция или интроспекция.

Познавательная деятельность означает продуцирование знаковых выражений, которые должны быть наблюдаемы и публично интерпретируемы в некотором сообществе. В этом смысле семиотический подход к познанию противостоит феноменологической философии, поскольку последняя исходит, прежде всего, из возможности прямого усмотрения смысла, то есть интуитивного познавательного акта, не нуждающегося ни в каких опосредованиях. Поэтому для феноменологического подхода знаки есть нечто если не излишнее, то, во всяком случае, вторичное, используемое как вспомогательный инструмент при передаче смыслов.

Другой аспект семиотики состоит в использовании её в качестве основы для развития широкого спектра исследовательских методов в различных научных дисциплинах. Существо развиваемого при этом подхода состоит в том, чтобы рассматривать различные фрагменты реальности в качестве знаковых систем. Семиотические методы оказались весьма плодотворны, например, в различных областях биологии в связи с изучением поведения животных, механизмов наследственности, функционирования популяций живых организмов и так далее. Интересно, что исследования процессов продуцирования и интерпретации знаков животными оказываются подчас важны не только для самой биологии, но и для лингвистики, поскольку позволяют выявить общие закономерности существования знаковых систем и поставить вопрос о специфике языка, как особой знаковой системы.

Для семиотического подхода характерно выделение трёх уровней исследования знаковых систем, соответствующих трём аспектам семиотической проблематики:

  1. Синтактика (см. Синтактика) изучает синтаксис знаковых систем, то есть структуры сочетаний знаков и правил их образования и преобразования безотносительно к их значениям и функциям знаковых систем.
  2. Семантика (см. Семантика) изучает знаковые системы как средства выражения смысла — основной её предмет представляют интерпретации знаков и знакосочетаний. Предмет семантики определяется по-разному в различных семиотических и лингвистических концепциях. Эти различия определяются, прежде всего, самим определением знака и представлением о той реальности, которая обозначается. Так, Ф. де Соссюр понимал знак, как двойственную сущность, представляющую собой единство означающего и означаемого (плана выражения и плана содержания). Исследователи, разделяющие этот подход, видят основную задачу семантики в изучении взаимосвязи между указанными двумя сторонами. Существует другое, восходящее к Фреге представление, согласно которому необходимо различать предметное и смысловое значение знака, то есть обозначаемый объект и понятие о нём. При таком подходе главной задачей семантики является установление связей между знаковыми выражениями, с одной стороны, и обозначаемыми объектами и отношениями между ними, с другой.
  3. Прагматика (см. Прагматика) изучает отношение между знаковыми системами и теми, кто воспринимает, интерпретирует и использует содержащиеся в них сообщения. Прагматика связана с коммуникационной функцией знаковых систем и описывает деятельность сообщества, в котором такие системы функционируют.

Одна из наиболее важных проблем семиотики состоит в выяснении того, в какой мере эти уровни исследования взаимосводимы.

Различные школы и исследовательские направления в семиотике и в философии языка делают акцент на различных аспектах существования знаковых систем. Можно (с некоторой долей условности) выделить синтактико-семантический и прагматический подходы.

В рамках первого из указанных подходов в качестве основной функции знаковых систем рассматривается их способность выражать определённое содержание или репрезентировать объекты реальности. Поэтому главная задача семиотики полагается в том, чтобы описать структуры знаковых выражений и их семантические свойства. Одним из направлений, развиваемых в рамках такого подхода исследований, является описание или конструирование формальных языков с заданным синтаксисом и областью интерпретации. Синтактико-семантический подход свойствен, например, логическому позитивизму. С другой стороны, семантический аспект функционирования знаковых систем является преимущественным предметом исследований для направлений, связанных со структуралистской парадигмой.

Прагматический подход видит основную функцию знаковых систем в обеспечении коммуникации в сообществе. Поэтому основной задачей семиотики считается исследование деятельности субъектов, продуцирующих и интерпретирующих знаки. Ч. Пирс, считавший прагматический аспект главным для семиотических исследований, утверждал, что любой объект становится знаком благодаря не своим физическим свойствам, а вследствие знакового употребления этого объекта в сообществе.

Структуралистская программа Ф. де Соссюра (отчасти предвосхищённая лингвистическими идеями В. фон Гумбольдта) легла в основу семиотических исследований в конкретных науках. Первой такой семиотической дисциплиной явилась намеченная ещё в его работах и интенсивно развивавшаяся с 1920-х годов в ряде стран (Чехословакия, СССР, США, Дания и других) структурная лингвистика. В настоящее время разрабатываются как её синтаксический аспект (теория так называемых формальных грамматик, основанная на логико-математической и отчасти теоретико-множественной методологии), так и семантический (модель «Смысл ↔ Текст»), а также методологические (например, поиски так называемых языковых универсалий в работах Н. Хомски и его школы) аспекты и многочисленные прикладные направления (вероятностно-статистические описания языковых структур; работы Ю. В. Кнорозова по дешифровке древних письменностей и другие).

По примеру и образцу лингвистики выявление внутренних структур и их моделирование получили развитие в литературоведении («формальная школа» Ю. Н. Тынянова, В. Б. Шкловского и Б. М. Эйхенбаума, монография В. Я. Проппа «Морфология сказки», работы Ю. М. Лотмана и другие по структурной поэтике, ряд работ Μ. Μ. Бахтина), в эстетике (как в прикладном плане — семиотическое изучение «языков» кино, театра и других видов искусства, так и в общетеоретическом), в психологии и педагогике (школа Ж. Пиаже, работы Л. С. Выготского и других советских психологов, а также «установочная» концепция трудовой и общей педагогики А. К. Гастева), в этнологии, антропологии и культурологии (структурная антропология К. Леви-Строса), в социологии, экономических науках и других. Большей частью эти исследования опираются на структуралистскую методологию. Они, так или иначе, восходят к идеям Ф. де Соссюра и связаны с развитием его лингвистических методов. Ф. де Соссюр видел в языке систему знаков, в которой каждый элемент определяется совокупностью отношений с другими элементами. В рамках упомянутых исследований такими системами представлялись, в конечном счёте, культура (см. Культура) или человеческое общество (см. Общество).

Теоретическая (или формальная) семиотика представляет собой совокупность синтаксических и семантических исследований знаковых систем (относимых часто к металогике) применительно к искусственно формализованным языкам, то есть логическим и логико-математическим исчислениям, рассматриваемым вместе с их интерпретациями (семантика) или независимо от них (синтаксис): метаматематические исследования Б. Рассела, А. Н. Уайтхеда, Д. Гилберта, К. Гёделя, Г. Генцена, А. Чёрча и других, логико-семантические и теоретико-модельные работы Г. Фреге, Р. Карнапа, А. Чёрча, Дж. Кемени, А. Тарского и его школы, А. И. Мальцева и его учеников и других, а также выполненные в рамках конструктивного направления работы математиков А. А. Маркова, Н. А. Шанина и их учеников по общей теории исчислений. К теоретической семиотике относятся также, наряду с программными работами Ч. Пирса и Ч. Морриса, работы Л. Витгенштейна и Р. Карнапа (посвящённые логико-философским принципам моделирования мира), генетический анализ логико-познавательных структур в работах школы Ж. Пиаже и более поздние работы по «структурной эпистемологии».

На стыке общетеоретических исследований по семиотике различных семиотических дисциплин разрабатываются многочисленные описания алгоритмических языков и языков программирования, реализующие на достаточно высоком уровне абстракции (но в применении к совершенно конкретным знаковым системам) общие принципы семиотики и математической логики. В рамках теоретической семиотики аспекты семиотических исследований — синтактика, семантика и прагматика — могут пониматься как разделы этой науки (подобно тому как, например, в теоретической механике выделяются кинематика, статика и динамика). Проблема взаимной редукции задач и результатов, относящихся к этим разделам семиотики, получает здесь точную постановку.

Практическая и философская важность семиотики обусловлена тем, что она трактует различные знаковые системы как модели определённых фрагментов мира, строящиеся в ходе познавательной и практической деятельности людей. Типичным примером такого моделирования служит широкий круг кибернетических исследований, объединяемых под общим наименованием «искусственный интеллект». Именно с развитием во второй половине XX века теории информации, кибернетики, компьютерного моделирования во многом связано широкое распространение семиотического подхода. Исследования, проводимые в рамках этих направлений, позволяют в различных областях деятельности человека, обнаружить процессы обмена информацией, выраженной в знаковой форме. Ещё одним полем широкой реализации семиотического подхода являются разнообразные исследования в гуманитарной сфере.

Семиотика играет заметную роль в методологии гуманитарных наук, поскольку любые культурные феномены — от обыденного мышления до искусства и философии — неизбежно закреплены в знаках и представляют собой знаковые механизмы, чьё назначение можно и нужно эксплицировать и рационально объяснить. В отличие от других гуманитарных дисциплин, семиотику интересует не поиск значения, но способ означивания: содержание, не облечённое в форму, не является предметом семиотических исследований. Семиотика опирается на понятие знака как материально-идеального образования, репрезентирующего нечто (в его отсутствие), имеющего целью передачу определённого содержания и выполняющего роль посредника в культуре. В своей совокупности знаки образуют язык, который в семиотической теории, с одной стороны, выступает как «интерпретант всех прочих систем» (Э. Бенвенист), но в то же время оказывается «частным случаем семиотической функции» (Ж. Пиаже). Выявление значения, зашифрованного в знаковом сообщении, осуществляется путём декодирования, где код означает способ упорядочения знаков в определённую систему, благодаря чему выполняются коммуникационная и другие функции языка.

Семиотика, как междисциплинарная исследовательская парадигма, является не только источником методологии, но и способом представления реальности. Можно поэтому говорить о своего рода семиотическом миросозерцании или семиотической онтологии. В рамках этой онтологии все существующее предстаёт в виде совокупности сложных систем, внутри которых и между которыми происходит обмен сообщениями, представленными в знаковой форме. В этом смысле семиотика подобна другим междисциплинарным областям, задающим определённую исследовательскую парадигму для различных научных дисциплин, таким, например, как кибернетика, теория систем или синергетика (см. Синергетика).

gtmarket.ru